назад содержание далее

Часть шестая (город Айдохья)

     Айодхьи достойные жители - вед достиженьем
     Свой ум возвышали и пользовались уваженьем.

     Их царь Дашаратха, священного долга блюститель,
     Из рода Икшваку великоблестящий властитель,

     Исполненный доблести муж, незнакомый с боязнью,
     Для недругов грозный, за дружбу платящий приязнью,

     Был чувствам своим господин, и могущества мерой
     Он с Индрой всесильным сравнялся, богатством - с Куберой.

     Преславный Айодхьи владыка был мира хранитель,
     Как Ману, мудрец богоравный, людей прародитель.

     И град многолюдный, где властвовал царь правосудный,
     Был Индры столице под стать - Амаравати чудной.

     От века не ведали зависти, лжи и коварства
     Счастливые и беспорочные жители царства.

     Не знали в Анодхье корысти, обмана, злорадства,
     Охотников не было там до чужого богатства.

     Любой, кто главенствовал в доме, не мог нахвалиться,
     Как род благоденствовал и процветала столица!

     Исполненных алчности, не признающих святыни,
     Невежд и безбожников не было там и в помине.

     Владел горожанин зерном, лошадьми и рогатым
     Скотом в изобилье, живя в государстве богатом.

     Снискали мужчины и женщины добрую славу
     И этим обязаны были безгрешному нраву.

     Привержены дхарме, в поступках не двойственны были,
     Души красота и веселость им свойственны были,

     И сердцем чисты, как святые отшельники, были,
     И перстни у лих, и златые начальники были,

     Никто не ходил без пахучих венков и запястий,
     И не было там над собой не имеющих власти,

     И тех, что вкушают еду, не очистив от грязи,
     Что без омовений живут и сандаловой мази,

     Без масла душистого, без украшений нагрудных,
     И не было там безрассудных иль разумом скудных.

     А жертвы богам приносить не желавших исправно
     И пламень священный блюсти - не встречалось подавно!

     И не было там ни воров, ни глупцов, ни любовной
     Четы, беззаконно вступающей в брак межсословный.

     Мыслители и мудрецы, постигавшие веды,
     Ученые брахманы, предотвращавшие беды,

     Дары принимая, о благе радетели были,
     Собою владели, полны добродетели были.

     Но знали в Айодхье мучителей и нечестивцев,
     Уродов, лжецов, ненавистников и несчастливцев.

     Вовек не встречались на улицах дивной столицы
     Злодеи, глупцы, богохульники или тупицы.

     Шесть мудрых порядков мышленья усвоены были
     Мужами Айодхьи, что храбрые воины были

     Притом отличались они благородства печатью,
     А женщины - редкой красой и пленительной статью.

     Отважный, радушный, за гостя богам благодарный,
     Делился народ на четыре достойные варны.

     Держались дома долговечных и благосердечнеых
     Мужей, окруженных потомством от жен безупречных.

     Лад воинством - брахманов славных стояло сословье.
     Ему подчинялись с достоинством, без прекословья.

     Отважных воителей чтили всегда земледельцы,
     Торговцы, потомственные мастера и умельцы.

     Купец ли, ремесленник, воин ли, брахман ли мудрый, -
     Трем варнам служили с отменным усердием шудры.

     Пещерой со львами был город, наполненный войском,
     Готовым его защищать в нетерпенье геройском.

     Свой род из Камбоджи вели жеребцы, кобылицы.
     Бахлийские лошади были красою столицы.

     Слонов боевых поставляли ей горные кряжи:
     Встречались в Айодхье слоны гималайские даже!

     И это божественное поголовье слоновье
     От Анджаны, от Айраваты вело родословье,

     От Ваманы, от Махападмы, что был исполином
     И в царстве змеином подземным служил властелинам.

     Бхадрийской, мандрийской, бригийской породы был каждый
     Из буйных самцов, называемых «Пьющими дважды».

     Айодхьи врагов устрашали их мощь и свирепость.
     Слоны украшали ее неприступную крепость.

     И йоджаны на две свое изливая сиянье,
     Столица являлась очам на большом расстоянье.

     Айодхьи властителю - недругов грозное войско
     Сдавалось, как месяцу ясному - звездное войско.

     Счастливой столицей своей управлял градодержец,
     Как тысячеглазый владыка богов, Громовержец!

Бездетный царь Кошалы, Дапгаратха молил небежителей даровать ему сына, дабы он мог насладиться радостями отцовства и передать престол достойному преемнику. Небожители и святые отшельники, постоянно страдавшие от притеснений десятиглавого Раваны, властителя кровожадных ракшасов, охотно согласились помочь благочестивому Дашаратхе.

Мирозиждитель Брахма некогда наделил высокомерного владыку Лапки неуязвимостью в борьбе с богами и демонами. Погибнуть же от руки человека повелителю ракшасов не казалось возможным: чересчур велико было могущество свирепого Равапы. Противника, достойного сразиться с ним, среди людей попросту не существовало. Бессмертные боги обратились к Вишну, Хранителю Вселенной, с просьбой воплотиться на земле в образе четырех сыновей праведного царя Дашаратхи. И Миродержец согласился признать последнего своим отцом.

Из жертвенного пламени, разожженного жрецами Дашаратхи, явился Вишну в огненно-красном одеянии, сияя величьем, подобно восходящему солнцу. Волосы его напоминали гриву льва, небесные украшения излучали немыслимый блеск. Был он ростом с гору, и, как жаровня, сверкал его божественный лик. В руках держал он огромный сосуд из чистого золота, накрытый серебряной крышкой. Звук его голоса напоминал сладостный гром лптавров.

«О царь над людьми! — изрек Вишну. — Возьми сосуд c паясой, приготовленной небожителями, и отдай своим супругам. Это яство благословенно! Оно принесет тебе сыновей и увеличит твое могущество».

Дашаратха, благоговейно приняв золотую посудину из рук божества, разделил паясу между своими женами. Половина досталась старшей царице — Каушалье. Восьмая доля — царице Канкейи, любимой супруге государя. Три восьмых небесного кушанья получила младшая царица, Сумитра.

Чрева трех супруг Дашаратхи не остались бесплодными. Каушалья разрешилась от бремени великим Рамой, коему суждено было возвысить славу Дома Икшваку. Кайкейи родила благородного Бхарату, а Сумитра — близнецов Лакшману и Шатругхну. Четыре прекрасных царевича питали глубокую привязанность друг к другу. Лакшмана всем сердцем был предан Раме. Шатругхпа был неразлучен с Бхаратой.

Сыновьям Дашаратхи не исполнилось и шестнадцати лет, когда в Айодхью прибыл царственный подвижник Вишвамитра. Престарелый государь едва не лишился чувств, когда тот попросил отпусти с ним Раму для защиты священной обители от притеснений ракшасов.

Однако делать было нечего! Рама и Лакшмана, с отцовского благословения, отправились в путь к подножию Гималаев. По дороге, совершая подвиги, Рама услышал из уст Впшвамитры немало древних преданий о небожителях и царях из рода Икшваку, правивших некогда Кошалой.

назад содержание далее




Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://izbakurnog.historic.ru/ 'Избакурног - эпос народов мира'