назад содержание далее

Часть первая (Добродетели Рамы)

Шатругхной к царю Лшвапати, любимому дяде
Отправился Бхарата в гости учтивости ради.

И были царем Ашвапати обласканы оба,
Как будто обоих носила Капкеии утроба.

Но помнили братья, покинув родные пределы,
О том, что в Айодхъе остался отец престарелый.

Шатрух хна да Бхарата были средь поросли юной,
Как Индра великий с владыкою моря Варуной.

Айодхьи правитель, чье было безмерно сиянье,
Царевичей двух вспоминал па большом расстоянье.

Своих сыновей он считал наилучшими в мире:
Четыре руки от отцовского тела. Четыре!

Но Рама прекрасный, что Брахме под стать, миродержцу,
Дороже других оказался отцовскому сердцу.

Од был, — в человеческом облике — Вишну предвечный, —
Испрошен богами, чтоб Равана бесчеловечный

Нашел  свою  гибель  и  кончитесь  в  мире злодейство.
Возвысилась мать, что пополнила Рамой семейство,

Как дивная Адити, бога родив, Громовержца.
Лица красотой небывалой, величием сердца,

И доблестью славился Рама, и нравом безгневным.
Царевич  отца   превзошел   совершенством  душевным.

Всегда жизнерадостен, ласков, приветлив сугубо,
С обидчиком он обходился достойно, не грубо.

На доброе памятлив, а на худое забывчив,
Услугу ценил и всегда был душою отзывчив.

Мгновенно забудет он зло, а добра отпечаток
В  душе сохранит, хоть бы жизней он прожил десяток!

Он общества мудрых искал, к разговорам досужим
Любви не питал и владел, как мужчина, оружьем.

Себе в собеседники он избирал престарелых,
Приверженных  благу,  в  житейских  делах  наторелых.

Он  был  златоуст:   краспоречье  не  есть краснобайство!
Отвагой своей не кичился, чуждался зазнайства.

Он милостив к подданным был и доступен для бедных,
Притом правдолюб и законов знаток заповедных.

Священной  считал  он  семейную  преданность  близким,
К забавам дурным не привержен и к женщинам низким.

Он стройно умел рассуждать, не терпел суесловья.
Вдобавок  был  молод,  прекрасен,  исполнен  здоровья.

Свой  гнев  обуздал  он  и  в  дружбе  хранил  постоянство.
Он  время  рассудком  умел  охватить  и пространство.

Чтоб суть человека раскрылась, его подоплека, —
Царевичу было довольно мгновения ока.

Искусней царя Дашаратхи владеющий луком,
On веды постиг и другим обучался наукам.

Царевич  был  дваждырожденными  долгу  наставлен,
К добру и свершенью поступков полезных направлен.

Он разумом быстрым постиг обхожденья искусство,
И тайны хранть научился, и сдерживать чувства:

Не  вымолвит  бранного  слова,  и,  мыслью  не  злобен,
Проступки свои, как чужие, он взвесить способен.

Он милостиво награждал и смягчал наказанье.
Сноровист, удачлив, он всех побеждал в состязанье.

Как царства умножить казну — наставлял казначея.
В пиру за фиглярство умел одарить лицедея.

Слонов обучал и коней объезжал он по-свойски.
Дружины отцовской  он  был  предводитель геройский.

Столкнув колесницы в бою иль сойдясь в рукопашной,
Ни богу,  пи асуру не дал бы спуску бесстрашный!

Злоречья, надменности, буйства и зависти чуждый,
Решений своих никогда не менял он без нужды.

Три мира его почитали; приверженный благу,
Имел он Брихаспати мудрость, Махендры отвагу.

И Раму народ возлюбил и Айодхьи владетель
За то, чю сияла, как солнце, его добродетель.

И царь Дашаратха помыслил про милого сына:
«Премногие доблести он сочетал воедино!

На   царстве состарившись, радости ждать мне доколе?
Я Раму при жизни увидеть хочу на престоле!

Пугаются асуры мощи его и отваги.
Он дорог народу, как облако, полное влаги.

Достигнуть его совершенства, его благородства
Не в силах цари, невзирая на власть и господство.

Мой  Рама  во  всем  одержал   надо  мной  превосходство!
Как правит страной необъятной любимец народа,
Под старость узреть — головой  досягнуть небосвода!»

Велел Дашаратха призвать благославпого сына,
Чтоб царство ему передать и престол властелина.
назад содержание далее




Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://izbakurnog.historic.ru/ 'Избакурног - эпос народов мира'